Борщ

 

Действующие лица:

 

 

Николай Григорьевич Бурлаков - полковник в отставке.

Валентина Герасимовна Бурлакова - его жена, домохозяйка

Андрей - их сын, менеджер среднего звена.

Снежана - жена Андрея, операционистка, приезжая из Северодвинска.

Валерий Антонович Волобуев - их сосед по лестничной клетке, инженер.

Геннадий Владимирович Пахлава - их сосед по даче.

Сергей Петрович Мирошниченко - куратор проекта по линии ФСБ

Дмитрий Аронович Финкельштейн - научный руководитель проекта

Султанбек - бригадир гастарбайтеров

 

 

АКТ ПЕРВЫЙ

 

СЦЕНА 1

 

Кухня двухкомнатной квартиры типового 16-этажного дома 70-х годов. Чешский кухонный гарнитур тех же времен, новая газовая плита, вытяжка, микроволновка и т.д. Валентина Герасимовна - 60 лет, небольшого роста, седая, покрашена в фиолетовый, с химической завивкой. Одета в цветастый халат. Валентина Герасимовна варит борщ. Николай Григорьевич - 57 лет, крепкого телосложения, седой, с красным испитым лицом, пострижен ежиком, одет в голубой спортивный костюм. Николай Григорьевич сидит у стола и курит.

 

 

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Вот ты представь себе, какое хамство.

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Да не нервничай попусту, что уж сейчас.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Нет, ну ты подумай, я - полковник, тридцать лет на Сахалине, пятнадцать в Адыгее, а этот сопляк говорит мне...

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Успокойся, Николай, ничего не поделаешь, такое время. Доживем как-нибудь.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Лаврушки то положила?

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Положила, положила, сразу и положила... Говядины, вот, взяла на Теплом Стане, по 120, хорошая. Кости в борщ, а мясо на фарш, завтра наверчу котлет.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Пельмешек бы сделала.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Надо было бы, все никак не соберусь, не до того все как то.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Займись, займись, давно не делала.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Андрей то, говорит, прибавят ему в следующем месяце. Семь тысяч, а еще премию дать должны.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : И правильно. Он на свою девку всю зарплату тратит. То ей солярии, то в Турцию, то шмотки. Сама та она кто - ноль без палочки. Ничего же не умеет, ни по хозяйству, ничего.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Коля, перестань. Он бы так до сорока лет себе искал. Спасибо, что хоть такая. Да и любит он ее.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Я против был. Не по душе она мне. Прошмандовка.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Николай, не ругайся.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : А что я?

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Ругаешься то, совсем под старость стыд потерял, при мне раньше не позволял себе же!

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Ладно, вырвалось. Но ведь такая... Капусту помельче поруби, что ты.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Как всегда и рублю, как в первый раз прямо. Не придирайся. К своим вон в военкомате будешь придираться.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Они передо мной по струнке ходят!

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Вот на них и срывайся, а дома...

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Хорошо, хорошо. Но ведь прошмандовка какая!

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Николай!

 

 Валентина Герасимовна насыпает капусту в кастрюлю с бульоном. Николай Григорьевич закуривает сигарету «Союз-Апполон».

 

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Опять ты? Минуту назад же курил.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Не минуту, а полчаса.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Ох, брось. Что ты мне мозги канифолишь.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Хочу - курю.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Семен, вон, помер же.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Ему восемдесят пять было и за всю жизнь он ничем не болел, хотя курил даже больше меня:.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : А мог бы и до ста жить.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : До ста сам не захочешь, намучаешься. А Семен помер то от почек, причем тут табак?

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : А притом.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Борщ вон выкипает, пока языком молотишь.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Знаю.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : (задумчиво) Но ведь какая прошмандовка... Турцию ей подавай.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Николай! Прекрати!

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : А что я? Смотрю правде в глаза и все тут.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Вон, опять выкипает, все из-за тебя, нервы мне тянешь. Матершиной своей. И не кури больше.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Не буду, не буду. Там сало осталось в морозилке?

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Вроде было, сейчас достану.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Я сам. (открывает холодильник, достает бутылку водки "Путинка", затем из морозильной камеры достает кусок сала).

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Вот тебе сало зачем. Ну-ка это, ну убери взад! До обеда хоть подождал бы.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Ну, мать, ну маленькую!

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : И слышать ничего не желаю. Убрал немедленно! (заберает бутылку со стола и ставит ее в шкафчик над плитой)

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Нагреется же, убери в холодильник.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Ты и теплую выпьешь, не поморщишься.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Ну мать...

 

 В прихожей хлопает дверь. Входят Андрей и Снежана. Андрей - 37 лет, среднего роста, шатен, одет в джинсы, зеленый свитер, очки в серебристой оправе. Снежана - худая крашеная блондинка, 28 лет, одета в леопардовую блузку и черные джинсы.

 

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Ну, явились к обеду. Обождать придется. Голодные?

 А н д р е й: (заносит два пакета из "Ашана") Очень голодные, папа! Вы борщ варите?

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Борщ, сынок, борщ. Я на Теплом Стане по 120 рублей взяла говядину, из костей сварила борщ, а из мяса завтра наверчу котлеток вам.

 А н д р е й: По 120 рублей что за говядина? Откуда она, что она?

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Хорошая говядина, просто не накручивают как эти ваши.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Какие новости на фронте?

 А н д р е й: Все идет по плану, пап. Не жалуемся.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Дай боже.

 С н е ж а н а : Андрюш, давай в холодильник уберем.

 А н д р е й: (распаковывает пакеты) Вот, смотрите, мы лазанью взяли, салат-айсберг, сметану, кефир, печенье, вафельный торт, что там еще... Фарш замороженный, котлеты по-киевски. А, пива на вечер и "Русского Стандарта" ноль-пять.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Вот это молодцы! Выношу благодарность перед строем!

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : В холодильнике же недопитая стоит.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Не в холодильнике, а у тебя в шкафу греется. Да и то - "Путинка", а это - "Стандарт". Абсолютно разные величины, как говорится. Несоизмеримые.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Вот когда про водку говорить, так у тебя красноречие просыпается.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : А когда тосты, мать... Ох что я завернуть могу.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Да уж, вот тут ты горазд.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : А что вы фарш то купили? Мать навертит завтра нормального. А в магазине что за фарш? Говно, а не фарш.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Николай, опять ты ругаешься.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Ну а ты что, не согласна?

 С н е ж а н а : Тихо, тихо вы. Заморозим на черный день.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : А вот борщ и готов. Хорошо, что вы купили сметаны, а я уж думала идти в "девятый".

 А н д р е й: Он уже давно не «девятый», а «Копейка», мама

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Ну давайте к столу.

 

Все рассаживаются у стола. Валентина Герасимовна ставит кастрюлю со борщом. Николай Григорьевич достает бутылку "Русского Стандарта", нарезает сало.

 

 

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Ну чего у вас на работе?

А н д р е й: Все нормально, как обычно. Еремеенко увольняется, пойдет на закупки в одну западную контору, там ему будет где развернуться (смеется).

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Ну а ты что? Пошел ты тоже.

 А н д р е й: Мне и тут хорошо. И есть перспективы.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Они у тебя уже пятый год есть, но где то далеко.

 С н е ж а н а : Дядя Коля, ну почему, вот в следующем месяце ему прибавят. А в следующем квартале мне прибавляют. Мы по этому случаю хотим ремонт сделать.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Что вам неймется с этим ремонтом. Хорошая квартира, сантехника финская, я за ней два года стоял в очереди от комиссариата. И то по блату вышло, если бы не Поликарпов, еще бы два года ждали.

 А н д р е й: Пап, ну хреновая она уже, сколько ей лет. Сейчас совсем другие запросы.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : (берет упаковку майонеза "Ряба", выдавливает в борщ) У тебя другие, а мне и этой хватит. Потратили бы на что-нибудь полезное. Покупаете какую то хреновину. Кредит взяли на машину. Брали бы мою, я все равно уже за руль не сажусь.

 А н д р е й: Папа, ты не понимаешь, представь меня на "Волге", это совсем... странно.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Отличная машина. И ремонтировать дешевле, чем ваш дурацкий "Форд".

 А н д р е й: Давай сменим тему, пап. Отличный борщ, кстати. Да они и всегда отличный

 С н е ж а н а : Да, тетя Валя замечательно готовит борщ.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Ты бы взяла у нее и поучилась.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Коля, если захочет - научится. Рано ей еще.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Никогда не рано. Должна быть в доме хозяйка. А то без нас жрут какое то дерьмо китайское.

 А н д р е й: Не китайское, а японское. И не дерьмо, а суши.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Выдумали дерьма себе. Давайте лучше водочки под борщ выпьем.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Мне на донышке.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Знаем, знаем. Сколько лет служу.

 

 Выпивают. Закусывают борщом.

 

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Вот это - другое дело. Очень мягко легла. Хоть и теплая (подмигивает В а л е н т и н е Г е р а с и м о в н е)

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : (кашляет) И как вы ее пьете. Что за удовольствие?

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Это, мать, контраст между вкусом водки и вкусом твоего замечательного борща. После водки он кажется еще лучше.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Слова то какие - контраст. Я же и говорю, как про водку - сразу как профессор начинает.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Профессор, не профессор, а кандидатом мог бы стать, если бы остался в аспирантуре. Но я предпочел отдать долг Родине, что успешно и осуществил, выйдя в отставку полковником, о чем не жалею. Давайте в честь этого оформим еще по одной .

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Коля!

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Разговорчики в строю!

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : (обреченно машет рукой)

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : (встает) Я предлагаю выпить за тех, кто в этот нелегкий час охраняет рубежи нашей родины! За пограничников! Ура! Ура! Ура!

 

 (все выпивают, закусывают)

 

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Ох хорошо пошла.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : (незаметно убирает бутылку со стола)

 С н е ж а н а : А мы все-таки решили ехать в августе в Турцию.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Что вы там не видели? Езжайте в Геленджик, я вам дам телефон Сереги Пахомова, мы с ним вместе служили, он вам задешево сдаст свой садовый домик. А в этой вашей Турции все равно одни черножопые.

 С н е ж а н а : Ну дядя Коля, это совсем не то. В Турции же полный сервис, олл инклазив, ничего не надо делать.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Вам бы только ничего не делать.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Николай, помолчи пожалуйста.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Если ты затыкаешь мне рот, я просто вынуждет буду выпить за артиллерию. А где бутылка? (встает, идет к холодильнику, достает другую бутылку)

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Коля, это последняя!

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Не буровь, мать. Конечно последняя. Что там относительно горячих блюд?

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Я их лазань разогрела в печке, сейчас будет.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Тащи все на стол. А мы под сало опрокинем, правда Андрюх?

 А н д р е й: Давай, пап. Только немножко.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Не мужик что-ли? Давай нормальную!

 А н д р е й: Ох, ну давай.

 С н е ж а н а : Давайте и мне полную.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Вот, баба - а понимает! (встает) Предлагаю и категорически настаиваю на том, чтобы выпить за наших доблестных артиллеристов! Артиллерия, как говорится - бог войны. Ура!

 

 Выпивают, закусывают салом.

 

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : (убирает водку в холодильник) Ну теперь хватит, Коль.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : А как же под горячее, так сказать, усугубить?

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Хватит тебе. За ужином еще выпьешь, если неймется.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Умеешь ты наступить песне на горло, мать. Вон Андрей с жинкой тоже хотят, ведь правда?

 А н д р е й: Нет, мы пропустили бы.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Вот всегда так. Ладно, давайте вашу лапшу.

 

 Едят лазанью молча.

 

 Занавес закрывается.

 

  СЦЕНА 2

 

 Кухня той же квартиры. Вечер. Николай Григорьевич и Валерий Антонович.

 Валерий Антонович - упитанный брюнет в очках, 50 лет. Одет в тренировочные брюки и застиранную футболку с логотипом "МММ". На столе початая бутылка водки "Русский Стандарт", сало, соленые зеленые помидоры, кастрюля со борщом.

 

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : ...и ведь эта прошмандовка все деньги из него тянет. Приехала из своих ебеней, ладно, пусть дочка Володьки, мы с ним оттрубили в Адыгее, дай боже. Всех строили. Такой был мужик - кремень. А эта прошмандовка...

 В а л е р и й А н т о н о в и ч : Понимаю, Николай. Мой, вон, вообще в Канаде, в хер не дует, звонит раз в полгода. Женился на какой то там... Даже не помню как ее зовут. Сюда ехать не хочет, показаться.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Давай опрокинем за нас. И пусть бабы молчат. Кто они такие?

 
(выпивают)

 
В а л е р и й А н т о н о в и ч : Ты лоджию стеклить думаешь?

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Хер его знает. Надо ведь, а поди разберись что да когда. Думал на пенсию выйду - времени будет вагон, а ведь вечно херня какая то, ни до того, ни до сего, еб его в три дырки. Давай вот борщеца наверни, Валя сегодня варила, с обеда осталось, надо доисть.

 В а л е р и й А н т о н о в и ч : Хорош борщ, Коль.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Да-а. Валентина в этом деле мастер. А какие пельмени лепит, у-у-у, ебаный твою четырнадцать с перевертом. Ты бы заходил на пельмени. Она давно не делала, я тебя позову, когда будут.

 В а л е р и й А н т о н о в и ч : Хорошо бы, я завсегда готов. Люблю пельмени.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Мы ж с ней познакомились, не смейся, в Уссурийске. Я проездом был, в составе инспекции северо-восточного военного округа, и, вот, на станции в буфете зашел, так сказать, в перерыве между поездами - прильнуть. Думаю, сейчас вермута, или портвяшку стаканец, подхожу к буфету, а за стойкой - она! Я думаю - ебаный ты, Николай Григорьевич, ста хуями в четыре жопы без права на увольнительную. Какая женщина! Глаза - во! Грудь - во! И смотрит так.

 В а л е р и й А н т о н о в и ч : Ну и?

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Ну и, знаешь, подхожу издалека, потихоньку, говорю, что у вас, барышня, относительно горячих закусок и сопутствующим их напитков. А она улыбается так и говорит - из горячего только жульен, но я не советую его кушать, а напитки все вышли и свежих не завезли. Но я могу налить вам из личных запасов. Я и говорю, дескать, с тонким намеком на толстые обстоятельства, что не желаете ли вы, барышня, составить мне компанию с целью обеда?

 В а л е р и й А н т о н о в и ч : Ай ты какой! Ну и?

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Ну и опоздал на поезд... На три дня. (смеется). Давай, наливай что ли.

 

 (выпивают молча)

 

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : А Снежанка - прошмандовка. Пиздятина. Простит меня Володька, но вырастил прошмандовку.

 В а л е р и й А н т о н о в и ч : Да не кипятись ты. Срастется все.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : На Сахалине был у нас майор Серегин. Капли в рот не брал. Принципиально. А на седьмое ноября ему поручили говорить речь, а он дрожит весь, двух слов связать не может. Не пойду - говорит. Увольняйте, на губу сажайте, что хотите делайте. Не могу речь говорить - боюсь. Ну мы ему портвяшку для смелости и налили, а он стакашек, потом еще один, и третий и уже прямо рвется речь говорить, прямо не удержишь его. А там вся часть, из района начальство приехало, торжественный митинг, хуе-мое, Серегин выходит на трибуну, говорит "Здравствуйте товарищи! В этот торжественный дэээээнь..." и блюет прямо на трибуну. (смеется) Первый секретарь катается, начальник части сидит хохочет. В общем ничего ему за это и не было, даже выговора, так развеселил всех. Зато пить начал и скоро был как все, нормальный. А речь за него замполит сказал, ему не привыкать (смеется).

 В а л е р и й А н т о н о в и ч : Да-а-а. (смеется). Ну чего, пойду я?

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Обожди. Давай ее, так сказать, прикончим на месте (показывает на бутылку). И борщ доедим.

 

 Выпивают, доедают борщ. Валерий Антонович уходит. Николай Григорьевич сидит, смотрит в одну точку, затем закуривает и что то бормочет.

 

 Занавес закрывается.

 

 

СЦЕНА 3

 

 

Та же кухня. Утро. Андрей и Снежана пьют кофе, Николай Григорьевич курит, Валентина Герасимовна жарит яичницу. Магнилота на полке транслирует передачи радиостанции «Хит-ФМ».

 

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : (передразнивая) Я знаю точно невозможное возможно, и свой тесак задвину тебе в ножны.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Коля! Ну ты совсем, ну что ты? Охальник...

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : Не гони волну, мать. Это – здоровый казарменный юмор. Никаких, как это говориться, подтекстов, надтекстов и, едри их в бутыль, экивоков. Исключитально вербальные упражнения с целью повышения общего тонуса.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а : Ох! Что ж ты не профессор то? Я и половины не поняла что ты сказал.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч : (весело) Родина, Валечка, поважнее докторских званий будет! Был бы профессор – потянуло бы в пятую колонну и так далее... Нет! (затягивается сигаретой) Андрюша, а ты должен в эти выходные отвезти нас с матушкой до дачи!

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Да, Андрюш, уже две недели не были, все зарастет.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: И жук колорадский меня тревожит, мы же не опрыскивали в этом году?

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Нет, Коль, не опрыскивали. В том году опрыскивали.

 А н д р е й: Мама, ну далась тебе эта картошка. На бензин больше уйдет, чем на рынке купить.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Своя же! А на рынке что за картошка. Нитраты одни.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Говно, а не картошка!

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Николай!

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Слушаюсь!

 

 Валентина Григорьевна ставит на стол сковороду с яичницей и две тарелки.

 

 А н д р е й: Мам, вы лучше поешьте, мы не хотим.

 В а л е н т и н а   Г е р а с и м о в н а: Кушайте, кушайте, на целый день уходите же.

 Н и к о л а й  Г р и г о р ь е в и ч: А мы еще успеем подзаправиться.

 

 Андрей отрезает половину яичницы, кладет на тарелку себе, другую половину Снежане.

 

 В а л е н т и н а  Г е р а с и м о в н а: Подожди, давайте еще сосисок отварю. Быстренько.

А н д р е й: Мама, ну куда еще сосиски. Мне и яичницы много.

В а л е н т и н а  Г е р а с и м о в н а: Ох. Яичница это что за еда. Баловство одно.

С н е ж а н а: Спасибо, мы действительно не хотим есть.

В а л е н т и н а  Г е р а с и м о в н а: (разводит руками) Ну дело ваше. Тощие как не знаю что...

 

 Андрей и Снежана доедают яичницу, встают и идут у выходу.

 

 Н и к о л а й  Г р и г о р ь е в и ч: Чтоб в субботу на участок!

 А н д р е й: Хорошо, хорошо, договорились же. (уходят)

 Н и к о л а й  Г р и г о р ь е в и ч: Так что, товарищ жена, относительно пельменей?

 В а л е н т и н а  Г е р а с и м о в н а: Что что, наверчу пельменей. Мясо осталось, я хотела на котлеты. Пельмени так пельмени.

Н и к о л а й  Г р и г о р ь е в и ч: Я уж Волобуева пригласил на пельмени.

 В а л е н т и н а  Г е р а с и м о в н а: Ох уж этот твой Волобуев, ему лишь бы (щелкает пальцем по шее).

 Н и к о л а й  Г р и г о р ь е в и ч: Мы в меру, в меру.

 

 * * *

 

 Занавес опускается. Через минуту на сцену перед занавесом в луче прожектора выходит Николай Григорьевич в парадном кителе с погонами полковника. Откашливается. На занавес проецируется зацикленный ролик с кипящей кастрюлей, в которой варятся пельмени.

 

 

Н и к о л а й  Г р и г о р ь е в и ч:

 

Раньше жил я в крынке, потом на рынке, потом в цинковом жбане, потом за печкой в бане.

 

БУРАВЧИК! БУРАВЧИК! БУРАВЧИК! УХУЯКУШКИ! УХУЯКУШКИ!

 

Жрал щепки, брезентовые кепки, медицинские приборы да гнилые заборы.

 

БУРАВЧИК! БУРАВЧИК! БУРАВЧИК! УХУЯКУШКИ! УХУЯКУШКИ!

 

 

Николай Григорьевич лихо свистит и начинает плясать казачка, изредка останавливаясь и выкрикивая "БУРАВЧИК! БУРАВЧИК! БУРАВЧИК! УХУЯКУШКИ! УХУЯКУШКИ!"

 

 (саундтрек - казачок на французском. Свет - пульсирующая красная подсветка и стробоскоп)

 

 Затем ролик с пельменями сменяется кадрами уничтожения зомби газонокосилкой из фильма "Живая Мертвечина", Николай Григорьевич уходит со сцены. Свет медленно гаснет.

 

 СЦЕНА 4

 

 Кухня, на столе две бутылки водки "Путинка" (одна пустая, другая початая), две тарелки с пельменей, банка майонеза, красная пластиковая бутыль с кетчупом, стопки, граненые стаканы. За столом сидят Валентина Герасимовна, Николай Григорьевич и Валерий Антонович.

 

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Вот ты, Валерка, инженер?

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Ну!

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Вот скажи мне, Валерка, как инженер, каково твое мнение про колорадского жука?

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Это напасть, Коля, ох напасть. Не приведи боже.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Прошлый год опрыскивали - не было, этот год (пауза) кто его знает.

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Мой папаша, царствие небесное, сажал промеж картошки календулу и коноплю. Говорят они жука отпугивают. И не было жука отродясь. Раз не посадили - и, гляди ка, сразу пожрали.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Коноплю, говоришь... Как бы чего не вышло с ней, поди, потом, доказывай, что от жука садил - засмеют да отправят куда следует, не посмотрел, что полковник (смеется).

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Да (смеется) тогда проще было. Ну так сади календулу, она то шо.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Освежи-ка, инженер!

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: (разливает водку по стопкам)

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Из морозилочки!

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Мне на донышке.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Ну ты заладила. Ладно, на донышке.

 

 (выпивают молча, без тоста, закусывают пельменями)

 

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Коля, окосел уже, давайте заканчивайте.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Да тут осталось на два глотка. Иди ка ты, товарищ жена, отдыхать до комнаты. Погляди телепередачи.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Ох окосел Колька. Ладно, пошла. Но чтоб через час все было тихо.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: (прикладывает ладонь к груди) Даю слово офицера!

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Ох я вам. (грозит пальцем, уходит)

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Ну, ебать-молотить, Николай Григорьевич не дурак (подмигивает Валерию Антоновичу, посмеиваясь достает из-за занавески полную бутылку "Путинки".)

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Ох хитер!

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Пельмешей бы еще. С гулькин хер... аааа (кряхтя лезет в морозильник, достает сало) давай ка. Наливай, инженер!

 

(выпивают, закусывают салом)

 

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: А помнишь как мы на Вятке ловили?

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Это в 94-м то? Как же! Каждую неделю.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: На островке помнишь? На сома донку ставили, а ты полез и за корягу зацепился, сапог соскочил (смеется) бля, и ты в воду целиком. Вылезаешь, что твой водяной, весь в тине, злой. (смеется)

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: А Грищенко на берегу сидит и ржет...

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Сука этот Грищенко, никогда его не любил. Что он щас, где он щас?

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Да там же, в четвертом живет, жигуль свой чинит каждый день. Не здоровались уже пять лет.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: И правильно! Хули здороваться. Я и срать рядом не сяду. Эту сука раньше как придет, говорит, одолжи, Николай Григорьевич, пятерочку. Одолжил, потом еще червонец. Потом электродрель попросил, дал ему электродрель, так и не вернул. Молоток увел, стамеску увел, шпатель... Мне что - жалко? Нихуя не жалко, просто гнидой не надо быть. Обидно.

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Да пошел он.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Сын его еще. Вырастил вредителя, то малой был - поджигал кнопки в лифтах, я его как то словил, дал поджопник, так Грищенко приходит, говорит, охуел ты Николай. Это я охуел, извините? Растит дебила и поощряет все это, так сказать... А теперь, я слышал, машины вскрывает по дворам, хотя до сих пор не поймали.

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Говно семейка.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Был у нас в части такой один, старший лейтенант Гаврилов, вот тоже куда не полезет - все спиздит, везде пролезет, всех объебет да еще и прав окажется. И был, значит, простой солдат срочной службы Рябоконь, сам из соседнего города. А Гаврик, сука, пока пацан служит, к его жинке, значит, ездил в гости, если ты понимаешь. Рябоконю до дембеля три месяца оставалось, а тут он, значит, узнал - пацаны с города приезжали навестить и распиздели. И хули ты думал - не посмотрел, что старлей - за баней подкараулил вечером и переебал по спине да по шее монтировкой. Тоже дурак, конечно - мог бы дембеля подождать и на гражданке его встретить, может ничего и не было. До смерти не стал, а зря. Тут, конечно, скандал, комиссия приехала, военная прокуратура... Так и сгинул пацан. А Гаврик отлежался и хоть бы хуй ему, еще и в отпуск сходил и компенсацию какую то выцыганил, гнида.

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Давай выпьем за то, чтобы таких гадов было поменьше.

 

 Разливают, выпивают, закусывают салом. Николай Григорьевич закуривает.

 

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Ох, ебена, поплыло как все. Ох сука.

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Давай форточку откроем (встает, открывает форточку).

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: (молча смотрит в одну точку)

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Пойду я уже, что ли.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: (суровым тоном) Сиди!

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: (вопросительно поднимает брови) Ты чего?

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Пойдем Грищенко отмудохаем.

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Да что ты, с ума сошел что ли?

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: К ногтю гниду!

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Да сиди, что ты, сдурел? Ты когда его последний раз видел?

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Пошли! Хули ждать?

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Никуда я не пойду!

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: (повышает тон) Нет пойдешь! Я тебе приказываю, как полковник российской армии. Встать!

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Коля, успокойся наконец!

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Так ты его защищаешь?

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Никого я не защищаю.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Врага народа выгораживаешь? Ты с этой гнидой заодно! Я тебя насквозь вижу, предатель родины!

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Коля, иди на хер, хватит. Я домой пошел.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Ты меня, полковника российской армии посылаешь на хер? Ты совсем охуел? Ты понимаешь что говоришь? Ты что о себе возомнил? Инженер, блядь. Инжехер. Интеллигенция ебучая. Пошел ты сам куда угодно, сука. Срал я на тебя.

 В а л е р и й А н т о н о в и ч: Ну все, Николай! Я на тебя обижен (встает, идет к выходу).

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Ты всю жизнь на кого то обижен. И жизнью обижен. Фуфлыжник очкастый. Говно ебаное. Пошел вон!

 

 Валерий Антонович быстро идет у выходу, Николай Григорьевич встает, догоняет его и пытается пнуть, но теряет равновесие и падает на тумбу с газетами, зонтиками, обувными щетками и т.д. Валерий Антонович оборачивается, смотрит, затем, махнув рукой и хлопнув дверью выходит. В прихожую выходит Валентина Герасимовна.

 

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: (всплескивает руками) Коля! Ну что это такое?

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Падла ебаная!

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Кто? Что случилось?

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Волобуев, сучара, предатель, гандон ебучий.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Николай, ты пьяный же совсем (помогает ему встать). Пойдем, пойдем, я тебе в зале постелю. Ох, наказание.

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: (идет, хромая, с помощью жены) Расстреливать таких. Ноздри рвать в застенках. За яйца подвешивать. Ишь чего возомнил, саботажник. Я полковник, а он - хуй гороховый.

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Тихо ты, разбудишь всех. Зачем столько пил?

 Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: А я говорю - манда собачья, продрись козлиная, инженер моржовый (что то невнятно бормочет, засыпая на ходу).

 

 

  СЦЕНА 5

 

 Комната Андрея и Снежаны. Двуспальная кровать из Ikea, ГДР-овская стенка, в ней книги и безделушки из туристических поездок. Большой телевизор в углу, письменный стол, на нем включенный ноутбук. Несколько больших плюшевых игрушек ярких расцветок. На стене постер фильма "12". Андрей достает из большой спортивной сумки прозрачные стеклянные цилиндрические колбы с хромированными заглушками на концах и фосфорисцирующим кислотно-зеленым содержимым.

 

 С н е ж а н а : Мне кажется, что твой папа меня тихо ненавидит.

 А н д р е й: Не обращай внимания, он презирает всех, кто не служил в армии (смеется).

 С н е ж а н а : Хотелось бы в это верить. А по-моему он считает, что я вышла за тебя только для того, чтобы получить прописку.

 А н д р е й: Ничего подобного. К тому же, он хорошо знал твоего отца.

 С н е ж а н а : (достает из тумбочки небольшую панель с переключателями, LCD-дисплеем и разъемами)

 А н д р е й: Мирошниченко ничего не говорил про новые модули?

 С н е ж а н а : Говорил, что будут через три недели. Задержали на российско-китайской таможне, у них какие то проблемы.

 А н д р е й: Неудивительно. Попробовали бы они объяснить что это такое.

 С н е ж а н а : Списывают все на оборудование для исследований в области нанотехнологий (смеется).

 

 Андрей достает из спортивной сумки резиновые шланги, присоединяет их к ниппелям на колбах, к разъемам на концах колб подключает кабели, другими концами подключает их к панели, один кабель от панели подключает к ноутбуку.

 

 С н е ж а н а : Я готова (раздевается, ложится на кровать)

 

 Андрей берет один шланг, вставляет его Снежане во влагалище, снимает штаны, другой шланг с переходником надевает себе на член. Подходит к ноутбуку, водит пальцем по тачпаду, что то бормоча.

 

 С н е ж а н а : Ну что?

 А н д р е й: Сейчас, поехали!

 

 Верхний свет гаснет, включаются пульсирующие зеленые огни, пульсирующий синтезированный гул, "космические" LFO-шумы. В светящихся колбах появляются пузырьки как от аквариумного компрессора. Через три минуты сцена освещается красным светом, звучит тревожная музыка. Через минуту загорается обычное освещение.

 

 А н д р е й: (снимает шланг с члена) На этот раз все должно быть нормально.

 С н е ж а н а : (вздыхает)

 А н д р е й: (нажимает кнопки на панели, затем что то набирает на ноутбуке) Завтра отвезу пробы Мирошниченко, надеюсь, что результат будет положительным.

 С н е ж а н а : С третьего раза не может не получиться, Андрюш.

 А н д р е й: Не переживай, милая. Все будет хорошо, я уверен!

 С н е ж а н а : (вздыхает)

 

 Занавес опускается. Через минуту на сцену перед занавесом в луче прожектора снова выходит Николай Григорьевич, пьяный, в расстегнутом парадном мундире, фуражке и семейных трусах с Губкой Бобом. На занавес проецируется нарезка с различными кровавыми эпизодами из малобюджетных хоррор-фильмов.

 

 Н и к о л а й  Г р и г о р ь е в и ч: Всем оставаться на своих местах! Все шпионы, перебежчики, дезертиры, саботажники, мародеры, враги народа будут лично мною разоблачены и уничтожены.

 Николай Григорьевич подходит к краю сцены, спотыкается, падает на четвереньки и блюет, выходит Валентина Герасимовна, поднимает и уводит сопротивляющегося Николая Григорьевича.

 

 

 АНТРАКТ

 

 ***

 

 

 

 

 

  АКТ ВТОРОЙ

 

Сцена 1

 

Утро, кухня, за столом сидят Снежана и Валентина Герасимовна, на столе бутерброды с докторской колбасой, вареные яйца, молоко “Домик в деревне”, чай.

 

 В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Что то Андрюшу то сегодня рано вызвали?

С н е ж а н а: У них встреча с какими то иностранцами, его еще на прошлой неделе предупредили.

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Ох, ох. Чего ему с этого будет то?

С н е ж а н а: Контракт какой-нибудь дадут вести, может быть. Не знаю.

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Контра-а-кт. Ох навыдумывают. Клади сахар то.

С н е ж а н а: Я без сахара пью, теть Валь, спасибо.

 

Открывается дверь, в кухню осторожно заходит помятый похмельный Николай Григорьевич. Оглядывает присутствующих.

 

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Ооо! Проспался офицер наш!

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: А я чавой? Я вчера не это?

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Это, это! Что с соседом то не поделил, дебошир?

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: С каким соседом? С Валеркой то? А шо?

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Да ни шо. Вы с ним чуть не дрались вчера, он ушел, дверью хлопнул, а ты матюгался почем зря на него. Стыдоба.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Ой-йёёёёё... ой-йёёёёёё, что ж это такое.

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Кефиру выпей, в холодильнике стоит. Полегчает. Алкоголик ты.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Дак а чего Валерка то? Сильно это самое?

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Почем я знаю. Ты его обкладывал, когда он ушел, я то что, я в зале была.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: (пьет кефир из пакета, рыгает)

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Ну! Во всей красе! Стыдоба! Позвони Волобуеву то, извинись.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Да да да, я это...

 

Николай Григорьевич подходит к висящему на стене телефону, набирает номер.

 

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Але? Зоя, ты? Доброе утро, это Николай. Да, да, не рано?

Валерка дома? Да, с ним, да.

Да мы чисто символически. Нет, нет, что ты. За встречу опрокинули. Да, да, да. Спасибо.

Валерка? Здоров! Слушай, я это самое. Ну да. Ничего не помню, просто чудеса.

Да? Вооо. Ну йёёёёё. Ну ешкин корень. Валерка, я это. Ты извини.

Нет, ну правда, еееешкин корень, как же это я так? Извини, Валерка!

Грищенко? Ну его то мать. Ну у меня нет слов как я виноват, приношу свои самие искренние извинения? Приняты? (смеется) Ну вот и отлично. Валя говорит, ты портсигар оставил. Да. Зайдешь? Не не не не! Никаких! Ну давай.

 

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Ну чего?

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Ох еееешкин кот, туда его налево.

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Из-за чего повздорили то?

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Да ерунда. Забыли. Снежанка, а ты Андрюхе не рассказывай (грозит пальцем).

С н е ж а н а: Нужно мне еще... (уходит)

 

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Сваргань ка, Валентина, чего-нибудь общеукрепляющего.

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Чего тебе еще? С похмелья то?

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Рассольничку там, щей кислых. Чтобы оттянуть.

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Не надо надираться.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Я не рассчитал! Допустил погрешность! Это случается.

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Погре-е-е-шность. У тебя то конечно, случается, кажную неделю.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Не преувеличивай. Ну так что насчет рассольничка?

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Где я тебе рассольник сделаю? Огурцов соленых нет, перловки нет.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Борщ остался вчерашний?

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Где же остался? Ты его сам и доел.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Ну так давай сварим еще. Хочу борща, вот что!

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Борща он хочет. Возьми да свари... (что то ворчит). Ладно, будет тебе борща. Мясо еще осталось. Капусту дай, там внизу в холодильнике пол-кочана было.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: (открывает холодильник, достает капусту, берет с двери недопитую бутылку “Путинки” и пытается незаметно переставить за холодильник.)

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: (насмешливо) Ну? Опять за свое?

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Мать! Уважь, 50 грамм для поправки. Всего кочевряжит!

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Борщ будешь есть, тогда и поправишься. (забирает бутылку). Пойди полежи пока.

 

Звонит лежащий на подоконнике телефон. (мелодия “Бутырка – Запахло весной”).

 

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Тебя же, чего не берешь?

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: (в телефон) Да? Валерка, ты? Да, заходи конечно. А чего не на домашний? Ааа...

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Чего он?

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: За портсигаром сейчас зайдет. А чего домашний занят? (подходит к аппарату) Ёш твою, трубку криво положил (поправляет трубку).

В а л е н т и н а Г е р а с и м о в н а: Ты гляди за трубкой то. В прошлом году как забыл положить и на участок уехали, вернулись – отключили номер, я на станцию ходила, заявление писала...

 

Звонок в дверь, Николай Григорьевич идет отрывать, на пороге появляется Валерий Антонович.

 

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Проходи.

В а л е р и й А н т о н о в и ч: Да не, я на минутку, мне ехать сейчас.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: (берет с тумбочки портсигар, отдает Валерию Антоновичу)

В а л е р и й А н т о н о в и ч: Ага, спасибо.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Ты это, извини еще раз, что я это самое вчера.

В а л е р и й А н т о н о в и ч: Да ладно, что уж там. Ну счастливо.

Н и к о л а й Г р и г о р ь е в и ч: Бывай (закрывает дверь, уходит по коридору в комнату).

 

СЦЕНА 2

 

Средних размеров помещение в подземном бункере с бетонными стенами и матовыми плафонами на потолках. Ярко освещен люминесцентными лампами. Посередине длинный стол с приборами непонятного назначения и несколькими мониторами. Вдоль стен огромные корпуса старых ЭВМ. Андрей с металлическим кейсом стоит рядом со столом. Во вращающемся офисном кресле сидит Мирошниченко – высокий брюнет 40 лет, одет в строгий костюм с галстуком. С другой стороны стола перед мониторами в таком же кресле сидит Финкельштейн – лысый коротышка 55 лет в огромных очках и белом халате.

 

М и р о ш н и ч е н к о: Здравствуйте, Андрей Николаевич. Чем порадуете?

А н д р е й: Последние пробы были успешными... По крайней мере я надеюсь на это.

М и р о ш н и ч е н к о: (качает головой) Я тоже на это надеюсь, Андрей Николаевич.

А н д р е й: У меня все с собой.

М и р о ш н и ч е н к о: Не сомневаюсь. Давайте сюда. (Финкельштейну) Дима, отвлекись от экрана, пожалуйста.

Ф и н к е л ь ш т е й н: (Подъезжает на кресле, отталкиваясь от стола) Ну-с, молодой человек, посмотрим что у вас получилось.

 

Финкельштейн берет кейс, кладет его на стол, открывает, осторожно достает колбу со светящимся зеленым содержимым. Подсоединяет к ней резиновый шланг. Идущий к приборам. Что то нажимает на приборах, затем смотрит на мониторы. Содержимое колбы пузырится. Финкельштейн берет пробу зеленого вещества из колбы на предметное стеклышко, кладет его под микроскоп, орудуя пипетками добавляет туда различные вещества из других колб. Что то бормочет, удовлетворенно хмыкает, затем начинает довольно посмеиваться. Наконец смотрит на монитор, что то быстро набирает и обращается к остальным.

 

Ф и н к е л ь ш т е й н: Поздравляю вас, юноша. Пробы просто восхитительные, я прямо жалею, что не могу поучаствовать в качестве реципиента, хи-хи-хи. Передайте вашей жене самые теплые поздравления. Да и вы не подкачали, голубчик.

М и р о ш н и ч е н к о: Рад слышать. Я уже начал было думать, что мы ошиблись, выбрав Андрея Николаевича. Впрочем, довольно об этом. (пожимает Андрею руку). Сердечно поздравляю вас! (подходит к сейфу в стене, набирает код, достает конверт, отдает Андрею). Все как и договаривались, можете пересчитать. Да, и мы заинтересованы в дальнейшем сотрудничестве с вами.

А н д р е й: Я был бы очень рад и дальше участвовать в проекте.

М и р о ш н и ч е н к о: Превосходно! Другого ответа я и не ожидал. На втором этапе ваш гонорар будет удвоен. Впрочем, ответственности, как вы понимаете, тоже больше.

А н д р е й: Да, я все прекрасно понимаю. Я вас не подведу.

М и р о ш н и ч е н к о: Тогда давайте подпишем новый договор. (достает из папки несколько листов). С документацией вы, как я понимаю, уже ознакомились. Если что то непонятно – спрашивайте Дмитрия Ароновича. (расписывается на листах)

А н д р е й: Я со всем разобрался, спасибо! (расписывается)

Ф и н к е л ь ш т е й н: Ребята, кстати есть один момент, о котором я забыл сказать в прошлый раз.

А н д р е й: (вопросительно смотрит на Финкельштейна)

Ф и н к е л ь ш т е й н: Реципиент должен быть генетически совместим с вами. Абсолютно. Иначе последствия могут быть самыми непредсказуемыми.

 

 

СЦЕНА 3

 

 

Дачный домик 70-х годов, вокруг грядки с луком, морковью и кабачками. Два парника, а также небольшой участок, засаженный картошкой. Перед домиком стоит автомобиль Ford Fusion. На веранде за столом сидят Николай Григорьевич, Валентина Герасимовна, Андрей и Геннадий Владимирович. На столе таз с салатом из огурцов и помидоров, вареная картошка в кастрюле, майонез, кетчуп, холодные котлеты в пластиковом лотке, литровая бутылка спрайта, бутылка водки "Путинка".

 

 НГ: Ну вот, а ты боялась. Никакого жука, хотя и не опрыскивали. Я ж этим самым местом чуял, что обойдется.

 ВГ: А если бы были жуки? Тут не угадаешь. Пропала бы картошка.

 НГ: Если бы у бабушки... Ну ты поняла. (поливает картошку майонезом, затем кетчупом)

 ВГ: Можешь не договаривать. Ладно, ладно.

 НГ: Передай котлетку. Ага. Ну что? (выдавливает на котлету кетчуп)

 ГВ: Что вы с крышей то забросили? Начали перестилать и вот тебе.

 НГ: Нас же не было три недели, где тут перестилать. Султанбек твой звонил, спрашивал когда будем заканчивать, я ему пока, как говорится, дал отбой.

 ГВ: Султанбековы ребята хорошо делают. И берут недорого. Вон мне баню за девяносто сделали.

 НГ: Позвал бы обновить баньку то!

 ГВ: Да тебя ищи-свищи, сколько недель тут не было. Я смотрю - уже зарасло у них все, думаю, что же за такое, куда провалились.

 НГ: Это вот он (показывает на Андрея) нас, как говорится, динамил. Что огород зарастет, что залезет кто - ему никакого понятия.

 А: Папа, у меня же работа! И в выходные бывает.

 НГ: Рабо-ота, что у вас за работа. Сидеть на жопе да по телефону трепаться - вот и вся работа.

 А: Папа, ну что ты мне втираешь, сам не знаешь, а говоришь. Ты бы попробовал с утра до вечера с этими идиотами.

 НГ: Идиотами. Все кругом идиоты, один он умный. Ладно, замяли. Ну что, мать, пошли пропалывать?

 ВГ: Подожди ты, после обеда то куда. Полежи пойди.

 НГ: Время сколько? Полтретьего. Еш твою, с Шинником же сегодня играем. Гена, смотреть будешь?

 ГВ: Да я к себе пойду. Там, может, гляну. Султанбека вам пришлю, вон, как раз видел его на объекте.

 ВГ: А кто полоть собирался? Болельщик. (собирают тарелки со стола, уходят в дом)

 

 С: Ну и какие у нас планы?

 А: Подожди, я рассматриваю и прорабатываю десятки вариантов. Когда хотя бы один будет готов - я его озвучу.

 С: Только давай без палева, я тебя прошу.

 А: Не ссы, родная, Мирошниченко обещал отмазать нас в любом случае. Но до этого, конечно, лучше не доводить.

 С: Мало ли что он обещал. Он свое получит, а на нас насрать.

 А: Я ему верю. Я с ним давно работаю.

 

 У калитки появляется Султанбек.

 

 Сб: (кричит) Эээ. Эсть кто?

 А: (Снежане) О! Вот кто нам нужен. (кричит) Да, заходите.

 Сб: Нэколяй Григорьэвич здэсь?

 А: Он сейчас отдыхает. Вы - Султанбек?

 Сб: Да. Ми крища сделать надо сказал да?

 А: Подожди с крышей. У меня для тебя есть интересное предложение. (берет Султанбека за плечи и уводит за дом)

 

 Через несколько минут выходят, жмут друг-другу руки, Султанбек уходит.

 

 А: Ну вот, все и решили. Самый безотказный вариант. Завтра утром все будет готово в лучшем виде, можно уже звонить в лабораторию.

 С: Ты еще шампанского закажи, дуралей (смеется). Давай сначала закончим, а потом уже отметим.

 А: Моэт! Только Моэт!

 С: Ящик!

 А: Да не вопрос!

 

  СЦЕНА 4

 

 Комната в дачном домике, старая советская мебель, коробки, садовый инвентарь, посуда, на тумбе стоит телевизор "Рубин", показывающий футбол. Николай Григорьевич сидит на диване, покрытом старым ковром, курит, смотрит телевизор, заметно нервничает. Валентина Герасимовна режет кабачки и укладывает их в трехлитровые банки.

 

 НГ: Ну-ка ну-ка, и что вы хотите этим сказать? Ааа, да хер вам!

 ВГ: (посмеивается) пропалывать то пойдем?

 НГ: Ну, ну мать, ты это видела? Чуть-чуть не это самое. У меня прямо сердце зашлось. Я уж думаю - труба, Шинник нам забъет, какой позор был бы.

 ВГ: Обошлось же?

 НГ: Ну кто его знает. Пока да.

 ВГ: Долго еще будет?

 НГ: Второй тайм только начался. Ты закатывай пока. До захода успеем прополоть, не боись.

 

 В комнату заходит Андрей

 

 А: Ну чего там?

 ВГ: Щас нам чуть не забили. Буквально миллиметр! Я прямо за валидолом полез. Ты бы видел!

 А: Я вот что подумал, а давай завтра утром пойдем на озере половим?

 ВГ: Эва бля! Чегой то ты? Не ожидал. На ближнее пойдем или за лес?

 А: Да давай на ближнем для первого раза.

 ВГ: На ближнем окунь. Да. Окунь. Да ротаны, это совсем не безрыбье. Кому они нужны, когда  есть окунь! Ну, я соберу сегодня все, а завтра будь готов в полшестого как штык!

 А: Окэй!

 НГ: Сапоги вторые поди померяй. Вроде твой размер. (смотрит в телевизор) Ойййй еш твою, ну! ну! ну! Да еш твою что такое, давай, родной! Да еб твою. Ну куда? Ты слепой блядь?

 ВГ: Коля, хватит матюгаться.

 НГ: Ты это видела? Как я могу молчать? Сейчас добавочное пойдет, а он бегает как вареный. Тьфу, еб ты. Идиот косой.

 ВГ: Ничья же будет?

 НГ: Ничья-а-а. Всралась нам эта ничья. Много ты понимаешь. 5:0 надо, и чтобы без всяких! Разгромить, как немцев под Москвой!

 

  СЦЕНА 5

 

 

Раннее утро, туман в низинах, тишина и покой. Спуск к небольшому озеру с пригорка, по тропинке спускаются Андрей и Николай Григорьевич, с рюкзаками и удочками. Проходят по берегу, находят место. Николай Григорьевич достает из рюкзака складной табурет.

 

 НГ: Ооо, никого нет! Сейчас разгуляемся. Давай сразу, не отходя от кассы, так сказать, на лоне природы и за успех предприятия и опрокинем.

 А: А это мысль.

 НГ: (разливает водку по двум плактиковым стаканчикам) Чую, Андрюха, сегодня весь окунь сегодня будет наш! (выпивают) Ни души!

 

 Николай Григорьевич достает из банки дождевого червя, разрывает его пополам, обе половинки насаживает на крючки. Ставят удочки на подставки из сучков-рогаток. Какое то время сидят, смотрят на воду.

 

 НГ: Что ж такое! Где, спрашивается, окунь? И где ты, сучье вымя, плаваешь?

 А: Тссс. Не кричи, спугнешь. Давай потихоньку выпьем.

 НГ: Во! Слова не мальчика, но мужа! (разливает водку по стаканчикам, выпивают). Ну рассказывай, что у вас там на работе творится?

 А: Да чего рассказывать. Контракты, закупки, откаты (смеется), сейчас очень интересный проект ведем, но о нем я, до поры до времени, ничего рассказать не могу. Коммерческая тайна, все дела.

 НГ: Тихо! Вроде поплавок дернулся.

 

 Сидят молча, Николай Григорьевич смотрит на поплавок, Андрей достает телефон, набирает и отправляет смс. Через несколько минут из кустарника показывается Султанбек, медленно, крадучись подходит к Николаю Григорьевичу сзади, тот сосредоточен на поплавке. Андрей начинает что то говорить Николаю Григорьевичу и показывать на противоположный берег. Султанбек накидывает на шею Николаю Григорьевичу капроновую удавку, тот хрипит, дрыгает ногами, вскоре затихает. Андрей встает, достает из внутреннего кармана пачку пятитысячных купюр, отсчитывает шесть из них и отдает Султанбеку. Султанбек уходит, оглядываясь по сторонам. Андрей снова достает телефон и говорит: "Порядок". Через минуту на берег выезжает Форд, за рулем Снежана. Андрей открывает багажник, достает пластиковый мешок синего цвета. Снежана помогает ему убрать в мешок тело Николая Григорьевича. Вместе они грузят мешок в багажник и уезжают.

 

  Сцена 6

 

 

То же помещение в бункере, что и в сцене 2. В помещении Финкельштейн, Мирошниченко, Андрей и Снежана. Перед ними стоит каталка с телом Николая Григорьевича, накрытым до подбородка простыней. Финкельштейн снимает простыню, осматривает тело, удовлетворенно хмыкая и посмеиваясь.

 

 Ф: Все прекрасно! Мы сделаем надрезы здесь и здесь (показывает), через них вживим электроды и проведем первичный тест. Если он будет удовлетворительным, в чем я абсолютно уверен, мы сделаем пробное введение субстрата. При положительном результате, в котором я, опять же, не сомневаюсь, мы начнем вживление имплантантов и неободимой для поддержки скелета механики и всего прочего. Вы говорили, что он реципиент - военный? Это прекрано, значительно упростит дальнейшую настройку и управление. Лучшего нельзя было и желать. Андрей, вы действительно наш спаситель! Вы действительно очень быстро его доставили, еще бы чуть-чуть - и провал!

 

М: Родина вас не забудет, Андрей Николаевич!

 

Ф: После первичного теста мне будет необходимо время на некоторую подготовку, около четырех дней. На это время мы поместим реципиента в камеру с нулевой температурой. Как вы понимаете, реципиент у нас единственный, братьев и сестер ни у него, ни у Андрея Николаевича нет, так что это наш единственный шанс, иначе все придется начинать сначала.

 

 У Андрея звонит телефон. Он вопросительно смотрит на Мирошниченко, тот кивает.

 

 А: (в телефон) Да! Нет, меня утром срочно вызвали в Москву, приехали немцы и без меня сейчас никак.

 Да, мы с ним ловили на Утином, потом мне позвонили и я подорвался сразу. Да, Снежану взял с собой.

 Не знаю, я его там оставил, он собирался еще половить, мы же только начали.

 Не отвечает? Может батарейка села, или выронил. Ты сходи посмотри, сидит, наверное там. (нажимает отбой)

 М: Что, уже ищут?

 А: По крайней мере начинают волноваться.

 М: Ну ничего, мы оформим как-будто утонул, не беспокойся. Я поспрашиваю по моргам кто на него похож, завтра подбросим в озеро, а через три дня найдем (смеется), тогда уже сложнее будет опознать. Все будет в шоколаде. Дима, дай мне особые приметы, габариты и все, что положено. Андрей, а тебе причитается, что и договаривались. Насколько я знаю, вы начали выплачивать кредит за машину. Уговор такой - мы полностью гасим за вас кредит , а остальное - наличными, идет?

 А: По рукам! Так даже удобнее!

 М: Ну вот и славненько, вот и договорились.

 

 

Сцена 7

 

 

 

 

 

 

выываываываываываы